Пощечина американскому президенту

09.06.21  >


Какое предприятие в МССР было самым секретным

09.06.21  >


Дрезденская галерея: Как спасали Сикстинскую Мадонну

09.06.21  >


Вторая Легкоступова! Опухшая Максакова рядом с граненым стаканом шокировала внешностью

07.06.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96909) Добавить сайт »   Сегодня: 30.11.2021


Андерсон, ПОЛ: Проблема страдания.

Главы: [ 1 2 ]

Глава: 2

то был бы долгий, опасный полет; кроме того, базу вскоре после их отъезда собирались перенести в другое место.
     Иногда Пит пытался представить себе, что они с Ольгой стали бы делать, если бы навсегда остались на Грэе. Правда, у него хватало ума гнать от себя мысли, что его фантазии не так уж далеки от истины. Им не выжить. Взять хотя бы тот простой факт, что естественная пища может оказаться лишенной некоторых необходимых человеку витаминов...
     Прошла, наверное, земная неделя после крушения, когда, однажды ночью, Пита разбудил голос Ольги, повторявшей его имя. Он с трудом очнулся от забытья. Она лежала возле него. Луна Грэя, почти полная, ярким сиянием затмевавшая звезды, серебрила стелющийся кустарник. С безжалостной четкостью она осветила впалые щеки и закатившиеся глаза Ольги, дрожавшей в объятиях мужа. Он слышал, как стучали ее зубы.
     - Мне холодно, милый, мне холодно, - повторяла она, несмотря на духоту субтропической ночи. Ее стошнило, начался бред.
     Итри пытались помочь, чем могли, Пит перепробовал все возможные лекарства. На рассвете (это было неистовство розового, золотого и серебристо-голубого, расчерченное ликующими крыльями водяных птиц) он понял, что Ольга умирает.
     На память ему пришли собственные недомогания, которые он до сих пор объяснял чрезмерными физическими нагрузками, - желудочные расстройства, озноб, правда, не такой сильный, как у Ольги. А итри были здоровы. Значит, местный микроб нападал лишь на людей, а прочими брезговал?
     Спасатели, прибывшие на остров двумя неделями позже, уже знали разгадку. Коричневый кустарник, заполонивший лощину, встречался везде на планете. Люди из других отрядов, отметив у себя странные симптомы, стали работать в защитных скафандрах и исследовали источаемые кустарником пары. Оказалось, что на человека они воздействуют как постепенно накапливающийся в организме яд. Итри же не боялись этой отравы. Аналитики окрестили растение "чертовым кустом".
     К несчастью, их сообщение пришло уже после того, как лодка покинула лагерь. И в то время как Пит каждый день уходил в поле, Ольга постоянно находилась в лощине, насыщенной миазмами.
     Мрачные Уэлл и Руза вернулись к работе. Пит был не в силах последовать за ними. Ему хотелось остаться одному и кричать в небеса: "Зачем Ты это сделал, зачем?"
     Инхерриан мог присмотреть за Ольгой, вернувшей его к жизни, хотя жизнь больше была ему не нужна. Но Пит решил положить конец ее бреду, судорогам, корежившим ее тело и исторгавшим звуки, похожие на скрежет пилы. Он сделал инъекцию. Контрольная аппаратура показывала неизбежность смерти, и Пит хотел избавить жену от лишних мук.
     Спотыкаясь, он побрел к единственной на острове возвышенности. Море лениво плескалось и сверкало тысячью оттенков лазурного и зеленого вокруг изумрудного острова под кроткими небесами. Он опустился на колени и задал все тот же вопрос.
     Прошло около часа, прежде чем Пит нашел в себе силы встать, сказать: "На все твоя воля", - и вернуться в лагерь.
     Ольга не уснула.
     - Пит, Пит! - звала она. Боль до неузнаваемости исказила ее голос, да и саму ее невозможно было узнать в этом скелете, обтянутом желтой влажной кожей, с прилипшими к черепу редкими волосами. Страшное зловоние исходило от нее, а вцепившиеся в Пита ногти сдирали кожу.
     - Где ты был? Обними меня крепче! Мне больно, мне больно...
     Он сделал повторную инъекцию, но это почти не дало эффекта.
     Он снова опустился на колени рядом с ней. Кто знает, что он говорил ей? Наконец она успокоилась, изо всех сил прижалась к нему и стала ждать конца своих мук. По словам Пита, она угасла, как свеча.
     Он опустил невесомое тело на землю, закрыл ей глаза и рот, сложил на груди руки. Затем, почти механически, побрел к небольшому шалашу, построенному для Инхерриана. Калека молча ждал его.
     - Умерла? - спросил он.
     Пит кивнул.
     - Это хорошо, - сказал Инхерриан.
     - Нет, - услышал Пит собственный голос, чужой, далекий и жесткий. - Она не должна была просыпаться. Наркотик должен был подарить ей покой... Ты сделал стимулирующую инъекцию? Ты заставил ее снова страдать?
     - Что еще скажешь? - спокойно отозвался Инхерриан, хотя он был безоружен, а рядом с Питом лежал бластер.
     "Ну нет, я не стану облегчать твою участь!" - эта мысль пронзила мозг человека, словно судорога.
     - Я видел, что ты, потеряв от горя рассудок, чересчур увеличил дозу. Потом ты ушел, а я не мог последовать за тобой. Она могла умереть прежде, чем ты вернешься.
     Совершенно обессиленный, Пит смотрел в эти огромные глаза.
     - Ты хочешь сказать... - наконец выдавил он. - Ты имеешь в виду... она... не должна была?
     Инхерриан пополз вперед, - он мог только ползать, опираясь на свое единственное крыло, - чтобы взять Пита за руку.
     - Друг мой, - сказал он голосом, полным безмерного страдания, - я слишком высоко чтил вас обоих, чтобы лишить ее смертенеустрашимости.
     Пит не чувствовал ничего, кроме холода острых когтей, державших его руку.
     - Может быть, я чего-то не понял? - вс

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio