Закопанный в СССР талант

28.01.21  >


27 января - день памяти холокоста. Музыка Холокоста

27.01.21  >


Сексуальные контрреволюции

26.01.21  >


Городские легенды и "страхи" Кишинева времен СССР и позже

25.01.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96455) Добавить сайт »   Сегодня: 28.01.2021


Андерсон, ПОЛ: Планета, с которой не возвращаются.

Главы: [ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 ]

Глава: 10


     Мигель Фернандес родился в Латинской Америке, в области, известной под названием Уругвай. Семья его была древней и богатой, и он был одним из тех немногих, кто никогда не голодал. У него были книги, музыка, театры, лодки, лошади; он играл в поло за свой континент в мировых первенствах и переплыл на яхте Атлантику. Он проделал большую стратографическую работу на Луне и Венере, смеялся со множеством друзей, любил многих женщин и ушел к звездам с песней.
     Он умер на Троасе. Это произошло с жестокой быстротой. Через две недели открытые прерии кончились, начался медленный подъем к тусклым голубым очертаниям гор, возвышавшимся на горизонте. Это была земля высоких грубых трав, больших групп деревьев, холодных рек с быстрым течением; всегда дул ветер, а в небе видно было множество летающих животных. Продвижение вперед замедлилось, так как рорванцы кружили, отыскивая пологие склоны, но тем не менее в день проходили около тридцати километров. Эвери сказал, что спрашивал, сколько им еще придется идти, но не понял ответа.
     Отряд растянулся цепочкой среди разбросанных валунов. Вокруг все было полно жизнью: тетраптерусы размахивали всеми своими четырьмя крыльями, маленькие зверьки убегали в испуге, останавливались и смотрели на путешественников немигающими глазами. Лоренцен шел впереди рядом с Аласву; пытаясь пополнить свой рорванский словарь, он указывал на разные предметы. Увидев маленькое разноцветное животное на скале - что-то вроде большой ящерицы, указал на него.
     - Воланзу - сказал рорванец. Благодаря практике Лоренцен научился различать отдельные фонемы; раньше все они звучали для него одинаково.
     - Нет, - астроному казалось странным, что Эвери все еще не знал слов "да" и "нет"; может быть, язык рорванцев не обозначал эти понятия. Однако "нет" он сказал по-английски. - Я знаю это слово, оно означает "камень". А я имею в виду эту ящерицу. - Он подошел ближе к животному и указал на него. Оно выгнуло спину и засвистело на него. Двойное солнце ярко отражалось в его переливчатой чешуе.
     Аласву колебался. "Шанарран", - сказал он наконец, вглядевшись получше. Лоренцен занес это слово в блокнот и пошел дальше.
     Через минуту он услышал крик Фернандеса. Он обернулся. Геолог упал, ящерица вцепилась ему в ногу.
     - Что за черт!...
     Он побежал обратно, вскарабкался на скалу и успел увидеть, как Торнтон схватил ящерицу за тело, бросил ее на землю и раздавил ей голову сапогом.
     Все столпились вокруг Фернандеса. Он смотрел на них полными боли глазами.
     - Hace frio... <холодно (исп.)> - Торнтон разрезал штанину, и они увидели следы укуса и пурпурный цвет вокруг него.
     - Яд, быстро аптечку первой помощи! - выкрикнул марсианин.
     - Вот... - Эвери мягко отстранил Торнтона и склонился над Фернандесом. Как психолог он был знаком и с медициной. Нож его сверкнул, разрезав тело.
     Фернандес дышал с трудом.
     - Я не могу дышать... Madre de Dios... <Божья матерь (исп.)> я не могу дышать...
     Эвери хотел прижаться ртом к ране, но выпрямился.
     - Нет смысла высасывать, уже добралось до груди.
     Голос его был тусклым.
     Рорванцы беспомощно толпились вокруг, глядя так, будто хотели что-нибудь сделать, но не знали что. Глаза Фернандеса закатились, он перестал дышать.
     - Ему парализовало органы дыхания - искусственное дыхание... - Гуммус-луджиль взял руку уругвайца в свои огромные лапы.
     - Нет, - Эвери держал его пульс. - Бесполезно. Сердце остановилось.
     Лоренцен стоял очень тихо. Он никогда раньше не видел умирающих. В этой картине не было ничего величественного. Фернандес лежал, нелепо свернувшись, лицо его посинело, маленькая струйка слюны все еще стекала из уголка рта. Ветер прорвался между людьми и взъерошил его волосы. Смерть - непривлекательное зрелище.
     - Вызываю лагерь. - Гуммус-луджиль схватился за рацию. - Ради бога, вызываю лагерь. У них есть средства оживления.
     - Не для этого яда, - сказал Эвери. - Пахнет, как синильная кислота. А скорость!... Боже, она у него во всей крови.
     Они долго стояли молча. Гуммус-луджиль вызвал Гамильтона и доложил о случившемся. Капитан застонал.
     - Бедный маленький дьявол! Нет, бесполезно, нет смысла везти его в лагерь. - Ответ пришел по радио в виде точек и тире. Рорванцы смотрели, выражения их лиц были непонятно. Может, они считали это каким-то ритуалом - люди разговаривают со своим богом?
     - Скажите, что рорванцы собираются продолжить путь и я хочу идти с ними.
     Пришел ответ.
     - Похороните его и сделайте опознавательный знак. Не думаю, что в этих обстоятельствах следует считаться с его религией. Кто-нибудь из вас хочет вернуться в лагерь? Вертолет готов... Нет? Хорошо. Тогда идите дальше и ради любви всех людей будьте в следующий раз осторожнее!
     Потребовалось немало времени, чтобы выкопать могилу
    теми инструментами, которые были у них с собой. Рорванцы помогали, а потом принесли груду обломков, чтобы образовать могильный холм. Эвери взглянул на Торн

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio