Пощечина американскому президенту

09.06.21  >


Какое предприятие в МССР было самым секретным

09.06.21  >


Дрезденская галерея: Как спасали Сикстинскую Мадонну

09.06.21  >


Вторая Легкоступова! Опухшая Максакова рядом с граненым стаканом шокировала внешностью

07.06.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96823) Добавить сайт »   Сегодня: 29.09.2021


Андерсон, ПОЛ: Тау Ноль.

Главы: [ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 ]

Глава: 16


     Курс, проложенный из Млечного Пути, не был прямым. Он делал небольшой зигзаг, всего в несколько световых столетий, чтобы пройти сквозь наиболее плотные из доступных туманностей и пыльных облаков. Все же прошло несколько дней корабельного времени, прежде чем "Леонора Кристина" оказалась на окраине спирального рукава, устремленная в почти беззвездную ночь.
     Иоганн Фрайвальд принес Эмме Глассгольд часть оборудования, которую он сделал по ее заказу. Как и предлагалось, она объединила усилия с Норбертом Вильямсом для разработки детекторов жизни на большом расстоянии. Механик обнаружил, что она топчется по лаборатории, что-то вертит в руках и бормочет себе под нос. Аппарат и стеклянная утварь были непонятными и сложными, запахи - резкой химической вонью, а фоном служило непрестанное бормотание и дрожь корабля, которые свидетельствовали, что он продвигается вперед. Глассгольд была похожа на новобрачную, которая стряпает мужу именинный пирог.
     - Спасибо. - При виде того, что он принес, она просияла.
     - Вы выглядите счастливой, - сказал Фрайвальд. - Отчего?
     - Почему бы и нет?
     Он резко взмахнул рукой.
     - Из-за всего!
     - Ну... разочарование по поводу скопления Девы, конечно. Но мы с Норбертом... - Она прервалась, покраснев. - У нас захватывающая проблема, настоящий вызов разуму, и Норберт уже выдвинул блестящее предположение. - Она наклонила голову и посмотрела на Фрайвальда искоса. - Я никогда не видела вас в таком угнетенном состоянии духа. Что случилось с вашим жизнерадостным ницшеанством?
     - Сегодня мы покидаем галактику, - сказал он. - Навсегда.
     - Ну мы же знали...
     - Да. Я знал - знаю - и то, что когда-нибудь умру, и Джейн тоже, что гораздо хуже. От этого не легче.
     Могучий блондин неожиданно воскликнул умоляюще:
     - Вы верите, что мы когда-нибудь остановимся?
     - Не знаю, - ответила Глассгольд. Она встала на цыпочки, чтобы потрепать его по плечу. - Я нелегко восприняла нашу ситуацию. Но мне это удалось, благодаря милосердию Господню. Теперь я готова принять все, что выпадет на нашу долю, и почувствовать, что большая часть этого есть благо. Вы наверняка можете сделать то же самое, Иоганн.
     - Я стараюсь, - сказал он. - Там снаружи так темно. Я никогда не думал, что я, взрослый человек, снова буду бояться темноты.
     Грандиозный водоворот звезд сжимался и бледнел позади. Другой начал медленно вырастать впереди. В видеоскопе он выглядел как красивая, усыпанная драгоценностями кисея. Позади него и вокруг виднелись еще крошечные светящиеся полоски и точки. Несмотря на эйнштейновское сокращение пространства при скорости "Леоноры Кристины", они казались далекими и одинокими.
     Скорость корабля продолжала возрастать: не так быстро, как в оставленных позади областях - здесь концентрация газа составляла, возможно, стотысячную часть той, что около Солнца - но достаточно, чтобы доставить корабль к другой галактике за несколько недель корабельного времени. Точных наблюдений провести было нельзя без радикального усовершенствования астрономической технологии - задача, в которую Нильсон и его команда бросились с энтузиазмом спасающихся бегством.
     Тестируя фотоконвертер, Нильсон сделал открытие. Здесь, в промежутке между галактиками, существовало несколько звезд. Он не знал, почему они отправились дрейфовать из родных галактик неисчислимые миллиарды лет назад. Или, быть может, они изначально сформировались в этих глубинах каким-то непостижимым образом. Благодаря невероятной случайности корабль прошел так близко от одной из этих звезд, что Нильсон различил ее - то был тусклый, древний красный карлик - и решил, что она должна иметь планеты, судя по беглому взгляду, который бросил на звезду его прибор, прежде чем она была поглощена расстоянием.
     Это была жуткая мысль: темные, ледяные миры, многократно старше Земли, возможно, на одном или двух существовала жизнь. Когда он поведал о них Линдгрен, она посоветовала больше никому не рассказывать об этом.
     Спустя несколько дней, возвращаясь после работы, он открыл дверь в их каюту и обнаружил, что Линдгрен там. Она его не заметила. Она сидела на кровати, отвернувшись, устремив взгляд на фотографию своей семьи. Свет был приглушен, отчего ее кожа казалась смуглее, а волосы снежно-белыми. Она бренчала на лютне и пела... сама для себя? Это не была одна из веселых мелодий ее любимого Беллмана. Она пела на датском языке. Мгновением позже Нильсон узнал стихи "Песни Гурре" Якобсена и музыку Шонберга.
     Рычащие звуки были кличем людей короля Вальдемара, поднятых из могил, чтобы следовать за ним в призрачной скачке, в которой он был обречен стать предводителем.
    
    
    
     Привет тебе, король, здесь у озера Гурре!
    
    
    
     Мы промчимся в скачке через остров,
    
    
    
     С лишенного тетивы лука слетит стрела,
    
    
    
     Которую мы нацелим безгл

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio