Пощечина американскому президенту

09.06.21  >


Какое предприятие в МССР было самым секретным

09.06.21  >


Дрезденская галерея: Как спасали Сикстинскую Мадонну

09.06.21  >


Вторая Легкоступова! Опухшая Максакова рядом с граненым стаканом шокировала внешностью

07.06.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96823) Добавить сайт »   Сегодня: 29.09.2021


Андерсон, ПОЛ: Тау Ноль.

Главы: [ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 ]

Глава: 4


     В одной из садовых комнат стоял обзорный экран, обращенный вовне. Чернота и бриллианты, обрамленные папоротником, орхидеями, нависающей фуксией и бугенвилией, шокировали взгляд. Фонтан звенел и сверкал. Здесь воздух был теплее, чем в большинстве мест на борту; влажный, полный зелени и благоухания.
     Бассердовские системы еще не были развиты до ровного движения электрических ракет. Корабль постоянно вздрагивал. Вибрация была слабой, на пределе заметного, но она проникала сквозь металл, кость, а, быть может, и сны.
     Эмма Глассгольд и Чи-Юэнь Ай-Линг сидели на скамейке среди цветов. Они прогуливались по кораблю и разговаривали, нащупывая путь к дружбе. Однако, войдя в сад, обе умолкли.
     Внезапно Глассгольд вздрогнула, словно от боли, и отвернулась от экрана.
     - Напрасно мы сюда пришли, - сказала она. - Давай уйдем.
     - Почему? - удивленно спросила планетолог. - По-моему, здесь чудесно. Это лучше, чем голые стены, которые мы сделаем приятными для глаз не раньше, чем через много лет.
     - От этого не убежишь, - Глассгольд указала на экран.
     Так получилось, что в этот момент он сканировал пространство за кормой, и показывал Солнце, уменьшившееся до ярчайшей из звезд.
     Чи-Юэнь внимательно присмотрелась к своей спутнице. Молекулярный биолог была, как и она сама, небольшого роста, темноволосая, с голубыми глазами, с круглым и румяным лицом и коренастой фигурой. Она одевалась очень просто, и на работе и на отдыхе. И, хотя Глассгольд не была противницей общественных мероприятий, до сих пор она оставалась скорее наблюдателем, нежели участницей.
     - За - сколько? - за пару недель, - продолжала она, - мы достигли окраин Солнечной системы. Каждый день - нет, каждые двадцать четыре часа; "день" и "ночь" больше не значат ничего - каждые двадцать четыре часа наша скорость увеличивается на 845 километров в секунду.
     - Козявка вроде меня рада снова иметь полный земной вес, - сказала Чи-Юэнь нарочито беспечно.
     - Не пойми меня превратно, - торопливо сказала Глассгольд. - Я не стану кричать: "Поверните обратно! Обратно!" - Она попыталась подшутить над собой. - Это было бы нечестно по отношению к психологам, которые признали меня годной. - Шутка не удалась. - Просто... я поняла, что мне нужно время... чтобы привыкнуть к этому.
     Чи-Юэнь кивнула. Она, в своем самом новом и ярком чеонг-саме - среди ее увлечений было собственноручное изготовление одежды, - казалась почти принадлежащей к другому биологическому виду. Но она похлопала Глассгольд по руке и сказала:
     - Ты не одна так чувствуешь, Эмма. Это предвидели. Люди на корабле начинают сейчас понимать не только умом, а всем своим существом, что значит отправиться в такое путешествие.
     - Непохоже, что ты переживаешь.
     - Я не переживаю. По крайней мере, с тех пор, как Земля исчезла в солнечном сиянии. Прощаться было больно. Но у меня есть опыт прощаний. Он учит смотреть вперед.
     - Мне стыдно, - сказала Глассгольд. - Ведь мне было дано намного больше, чем тебе. Или это сделало меня слабодушной?
     - Действительно больше? - приглушенно спросила Чи-Юэнь.
     - Н-ну... конечно. Почему ты спрашиваешь? Ты что, не помнишь? Мои родители всегда были благополучными людьми. Отец - инженер на дезалинизационной фабрике, мать - агроном. Негев - прекрасное место, когда растут хлеба, и тихое, дружелюбное, не такое лихорадочное, как Тель-Авив или Хайфа. Хотя мне и нравилось учиться в университете. Я могла путешествовать с интересными спутниками. Конечно, я была счастлива.
     - Тогда почему ты записалась для участия в экспедиции на Бету-3?
     - Научный интерес... Полностью иная эволюция целой планеты...
     - Нет, Эмма. - Локоны цвета вороньего крыла встрепенулись, когда Чи-Юэнь покачала головой. - Межзвездные корабли доставили данные, которых хватит на сотню лет научных исследований прямо на Земле. От чего ты бежишь?
     Глассгольд прикусила губу.
     - Мне не следовало совать нос в твои дела, - извинилась Чи-Юэнь. - Я хотела помочь.
     - Я расскажу, - сказала Глассгольд. - Я чувствую, что ты действительно могла бы мне помочь. Ты моложе меня, но повидала больше. - Она сплела пальцы, положив руки на колени. - Хотя я и сама не вполне уверена. Мне казалось, что я обрету... цель. Не знаю. Я записалась добровольцем, повинуясь импульсу, толчку. Когда меня вызвали для серьезного тестирования, мои родители подняли такой шум, что я уже не могла отступить. При всем при том мы всегда были очень близки. Мне было так больно покидать их. Мой большой, уверенный в себе отец вдруг совсем осунулся и постарел.
     - Был ли замешан какой-нибудь мужчина? - спросила Чи-Юэнь. - Я расскажу тебе про себя - это не секрет, потому что мы с ним были помолвлены, а все официальные сведения об участниках нашей экспедиции, попали в наши персональные досье.
     - Мы учились вместе в университете, - тихо сказала Глассгольд. - Я любила его. Я по-прежнему его люблю. Он едва замечал меня.
     - Это бывает, - ответила Чи-Юэнь. - Человек или преодолевает такое чу

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio