Пощечина американскому президенту

09.06.21  >


Какое предприятие в МССР было самым секретным

09.06.21  >


Дрезденская галерея: Как спасали Сикстинскую Мадонну

09.06.21  >


Вторая Легкоступова! Опухшая Максакова рядом с граненым стаканом шокировала внешностью

07.06.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96862) Добавить сайт »   Сегодня: 29.10.2021


Андерсон, ПОЛ: Люди ветра.

Главы: [ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ]

Глава: 2


     Период обращения Авалона равнялся одиннадцати часам двадцати двум минутам и двенадцати секундам вокруг оси, смещенной на двадцать один градус по сравнению с нормальной орбитой. На уровне Грея, находящегося примерно на тридцати четырех градусах северной широты, ночи всегда были короткими, а летом - темными, и сутки пролетали как мгновения.
     Дэннель Холм подумал о том, не в этом ли причина его усталости.
     Возможно, что нет. Он здесь родился. Прежде здесь жили столетиями; его предки прибыли с Фалкайна. Если индивидуумы были способны к изменению своих пиркадиальных ритмов - как это часто приходилось ему делать в дни космических путешествий, - то и раса, конечно, могла.
     Врачи утверждали, что посадка в гравитационном поле, составляющим только 80% земного, требует от организма куда более сложных изменений. В таких условиях следует изменение всего баланса жидкости и приспособление процесса кинестозии.
     Кроме того, те изменения, которые требовались человеку, казались самым обычным делом в сравнении с изменениями, производимыми его собратом-колонистом. Итрианам пришлось изменить весь цикл воспроизведения, приспособив его к иному дню, весу, климату, питанию, миру. Неудивительно, что их первые несколько поколений не отличались высокой рождаемостью. И все равно они важничали, а закончилось тем, что раса их начала поистине процветать.
     Было тем более абсурдным предположить, что человек может устать от чего-то отличного от тяжелой работы, ну, и, конечно, возраст, несмотря на все антистарители. Может быть, так оно и есть? Неужели? Когда стареешь, когда чувствуешь приближение смерти, можно ли возвращаться мыслями к ранним годам, годам начала, не думать о доме, которого ты никогда не видел, но каким-то чудом помнишь?
     "Хватит, прочь подобные мысли! Кто сказал, что восемьдесят четыре - старость?" - Холм достал из кармана сигарету и откусил кончик.
     Затяжка, получилась слишком долгой.
     Он был среднего роста и казался коренастым в оливкового цвета тунике и мешковатых брюках, какие носили все люди - члены итрианских вооруженных сил. Монголоидная ветвь его предков проявила себя в нем, наделив Холма круглой головой, широким лицом, высокими скулами, припухлостью у губ и тупым носом. Кавказская - в серых глазах, коже, остававшейся бледной, несмотря на то что он много времени проводил на охоте и в саду, и волосах, поседевших на голове, но остававшихся черными на груди.
     Подобно большинству людей планеты, он не отпускал бороды.
     Он углубился в разложенные перед ним последние отчеты его помощников, когда интерком загудел и голос сказал:
     - Первый марчварден Ферун хочет обсудить положение дел!
     - Конечно! - Начальник Холма только что вернулся с Итри. Холм протянул было руку к экрану, но отдернул ее, проговорив: - Почему бы не лично? Я сейчас буду.
     Он вышел из кабинета.
     Коридор был полон звуками и мельканием фигур - флотский персонал, гражданские служащие из лаурианского адмиралтейства, - но кондиционеры работали изо всех сил, так что запахи представителей обеих рас были едва различимы, кисловатый - человеческий, чуть отдающий дымом - итрианский.
     Последних было больше, в связи с изменением состава населения Авалона. Но здесь собрались представители со всего доминиона, особенно из материнской его части, чтобы помочь этой границе подготовиться к кризису.
     Холм заставил себя усердно отвечать на приветствия. Его вежливость превратилась в твердую валюту, ценность которой была ему известна. "Вначале это было подлинным!" - Подумал он.
     Караульный отдал ему честь и пропустил в апартаменты Феруна (Холм не выносил отнимающих время церемоний в своем отделе, но допускал их важность в итрианском).
     Внутреннее помещение было самым типичным: просторная немногочисленная мебель, несколько строгих украшений, скамья, письменный стол и техника снабжены орнитологическими приспособлениями. Стена не была прозрачной, но огромное окно было вделано в нее таким образом, что из него открывался прекрасный вид на Грей и сверкающие вдалеке воды залива. Ветерок был насыщен ароматом садов.
     Ферун добавил к имеющимся в кабинете вещам несколько инопланетных сувениров, книжные полки, заставленные фолис - копиями образцов земной классики, которую он читал для развлечения в оригинале на трех языках.
     Он был маленьким, с темными перьями, и что-то в нем было от лика на иконе.
     Его чос, Миствуд, всегда был одним из самых прогрессивных на Авалоне. По части механизации он не уступал человеческим общинам, результатом чего являлись его величина и успешное развитие.
     У Феруна не оставалось особого времени на поддержку традиций, религии - всего, что было связано с консерватизмом.
     Все формальности он сократил до минимума, но не смог отказаться от них совсем, хотя никогда не говорил, что они ему нравятся.
     Сорвавшись со своего насеста, он стремительно подбежал к вошедшему и по земному обычаю пожал ему руку.
     - К-р-р, рад тебя видеть, старый разбойник! - Он говорил на планхе: итрианское горло приспосабливается к англику хуже, чем человеческое (хотя, конечно, ни один человек никогда не сможет произносить зв

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio