Названы сроки крупнейшего вымирания в истории Земли

21.04.21  >


Последний риск моды

20.04.21  >


Бунт на футбольном корабле: 12 клубов объявили о запуске Суперлиги...

19.04.21  >


Шампур в сердце

17.04.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96620) Добавить сайт »   Сегодня: 21.04.2021


Андерсон, ПОЛ: Люди ветра.

Главы: [ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ]

Глава: 6


     Там, где могучий Саггитариус впадал в залив, Центаур, второй город Авалона - единственный, кроме Грея, имевший определенное название - пестрел зданиями речного, морского и космического портов, промышленного и торгового центров.
     Этот Центаур был, в основном, городом людей и походил на многие имперские города, полный толкотни, суматохи, шума, веселья, а иногда и опасностей.
     Находясь в нем, Аринниан большую часть времени был вынужден быть Кристофером Холмом и вести себя так, как подсказывало ему его имя.
     А теперь этого требовали и его новые обязанности.
     Он не удивился назначению его верховным офицером охраны Западного Коронана после организации этого рода войск: в их обществе семейные традиции были нормой.
     Но что его удивляло, так это то, что он как будто справлялся со своими обязанностями довольно успешно и даже получал некоторое удовольствие, исполняя их. Он, кто всегда насмехался над "пастухами"!
     Через несколько недель в его районе действовала хорошо организованная армия, постоянно проводились учения, были улажены вопросы снабжения и коммуникации. (Конечно, большим подспорьем служило то, что большая часть авалонян являлись завзятыми охотниками, даже если речь шла о больших группах. И то, что беспорядки оставили в память о себе военные традиции, которые нетрудно было возродить, и то, что совет старого Дэннеля всегда был к его услугам).
     Организации подобного рода возникали повсюду. Им нужно было координировать свои действия с мерами, предпринимаемыми братством Симен. Была созвана Конференция. Она работала с полной отдачей и разрешала все вопросы, поступавшие на ее рассмотрение.
     По окончании Аринниан сказал:
     - Хилл, ты не хотела бы это отпраздновать? Может случиться так, что нам больше не представится такая возможность. - Это был отнюдь не экспромт. Он думал об этом два последних дня.
     Табита Фалкайн улыбнулась:
     - Конечно, Крис! Все так делают!
     Они пошли по Лайвелл-стрит. Ее рука покоилась в его. Субтропическая жара заставляла кожу покрываться потом.
     - Я. А почему ты чаще всего называешь меня моим человеческим именем? - Спросил он. - И говоришь со мной на англике?
     - Мы люди, ты и я! У нас нет перьев, чтобы пользоваться планхом по всем правилам. Почему ты против?
     Несколько мгновений он колебался.
     "Это сугубо личный вопрос. Нет, я полагаю, она просто снова мыслит как человек".
     Он остановился и повел свободной рукой.
     - Посмотри на все это и перестань философствовать, - сказал он. И тут же испугался, что проявил невежливость.
     Но высокая белокурая девушка повиновалась.
     Эта часть улицы пролегала вдоль канала, вода в котором была покрыта масляными пятнами и засорена отбросами.
     Повсюду, куда ни глянь, баржи, а сам канал казался зажатым между двумя рядами плотно притиснутых друг к другу зданий, чьи ободранные фасады тянули свои десять-двенадцать этажей к ночному небу. Звезды и белый полумесяц Морганы терялись в ярком искусственном свете, мигании реклам и надписей. (Грог, Танцы, Еда, Лучшие земные ощущения, Дом развлечений, Спешите к Марии Джуанс, Азартные игры, Обнаженные девушки.) Наземные машины заполняли дорогу, толпа текла по тротуару - моряк, летчик, сплавщик, рыбак, охотник, фермер, пьяный, еле-еле стоящий на ногах, еще один пьяный, согнутый волосатый человек, стоящий на углу и выкрикивающий что-то невнятное - бесконечный людской поток, смеющийся, болтающий, перекрывающий своими голосами шум уличного движения, шарканье ног, тявканье громкоговорителей.
     Воздух вонючий, пропитанный дымом, маслом, запахом пота, плоти и дыхания, насыщенный испарениями окрестных болотистых земель, не кажущимися зловонными там, за городом, но кажущимися таковыми здесь.
     Табита улыбнулась ему как-то по-новому:
     - Я называю это забавой, Ирис, - сказала она. - Для чего еще мы сюда пришли?
     - Ты ведь не стала бы. - Он запнулся. - Я хочу сказать, человек, подобный тебе?
     Он поймал себя на том, что неотрывно смотрит на нее. Они оба были одеты в блузы без рукавов, кильт и сандалии. Одежда липла к мокрым телам, но несмотря на влажную кожу и запах женского тела, который он не мог не заметить, в ней ясно угадывалось существо моря и открытого неба.
     - Конечно же, что плохого в том, чтобы быть иногда вульгарным? - Сказала она, дружелюбно улыбаясь ему. - Ты слишком пуританин, Крис!
     - Нет, нет, - запротестовал он, боясь теперь, как бы она не сочла его наивным. - Разборчивый - может быть. Но я часто бывал здесь и. Э. Получал удовольствие. Я пытался объяснить, что я горжусь тем, что принадлежу к чосу, и не могу гордиться тем, что члены моей расы могут жить в грязи. Неужели ты не понимаешь, что это и есть то самое, древнее, чего стремились избежать пионеры.
     Табита произнесла одно слово. Он отшатнулся. Айат никогда бы не сказала такого!
     Девушка усмехнулась.
     - О, если ты предпочитаешь, пусть будет ерунда, - продолжала она. - Я читала записи Фалкайна.

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio