Закопанный в СССР талант

28.01.21  >


27 января - день памяти холокоста. Музыка Холокоста

27.01.21  >


Сексуальные контрреволюции

26.01.21  >


Городские легенды и "страхи" Кишинева времен СССР и позже

25.01.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96455) Добавить сайт »   Сегодня: 28.01.2021


Андерсон, ПОЛ: Люди ветра.

Главы: [ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ]

Глава: 3


     Машина установила место своего назначения и устремилась вниз. Первоначально ее высота была такова, что сидящий в ней ездок успел различить дюжины точек, пляшущих на сверкающей поверхности воды. Но когда они оказались ближе, все это скрылось за горизонтом. Теперь ему был виден лишь неровный конус Сент-Ли.
     Имея в диаметре 11308 километров, Авалон обладал пропорционально меньшим, чем у Земли, расплавленным ядром; масса в 0.6345 не могла сохранить много тепла. Не хватало сил, чтобы удерживать землю в выгнутом состоянии. В то же время процесс эрозии значительно убыстрялся. Атмосферное давление на уровне моря равнялось, примерно, земному - а падало медленнее из-за гравитации, так что быстрое вращение создавало условия для неблагоприятной погоды. Благодаря всему этому поверхность земли была в основном ровной, самый высокий пик Андромеда поднимался не более чем на 4550 метров. Соответственно уменьшались массивы материков. Корона защищала едва ли восемь миллионов квадратных километров, то есть примерно территорию Австралии. В противоположном полушарии акватории Новая Африка и Новая Гейлана напоминали скорее большие острова, чем маленькие континенты. А кроме них существовало еще много мелких островков.
     И все же один гигант здесь был!
     В 2000 километрах западнее Грея начиналась гряда, чьи пики, прорезающие воздух, были известны под названием Орнезии. Она уходила к югу, перерезала тропическую зону и заканчивалась неподалеку от Атлантического кольца.
    Таким
    образом
    формировалась
    природная гидрологическая граница. Западная ее часть отделяла Средний океан за экватором.
     Роль ее в экологических процессах была неизмеримо высока. Более того, после колонизации она стала социологическим феноменом: любое склонное к эксцентризму существо - человек ли, итрианин ли - могло уйти туда, расположиться на одном из островов и вести здесь свое собственное, независимое существование.
     Чосы основных территорий отличались как размерами, так и организацией и традициями. Хотя они могли являться приблизительными аналогами кланов, племен, графств, религиозных общин, республик или чего-то еще, у всех у них была общая черта: их численность не опускалась ниже тысячи членов.
     В Орнезии же были простые домашние кланы, носившие определенное имя.
     Когда в таких семьях вырастали дети, то они могли найти себе новые независимые общества.
     Естественно, подобные крайности являлись исключением. В основном кланы Высокого Неба были многочисленными и контролировали территории рыбной ловли у 30 градусов северной широты, занимая значительную часть архипелага. И внутренне они были безгранично убеждены в том, что слова "Высокое Небо" применимы к итрианам в прямом своем значении.
     Воздушная машина опустилась на берег на специально огороженное место.
     Шагнувшая к ней женщина была высокой, с рыжими волосами. Она была одета в сандалии, кильт и имела при себе оружие.
     Табита Фалкайн видела, как опускалась машина, и теперь пошла навстречу прибывшему.
     - Привет, Кристофер Холм, - сказала она на англике.
     - Я прилетел как Аринниан, - ответил он на планхе. - Приятно очутиться рядом с тобой, Хилл!
     Она улыбнулась:
     - Извини, я не подготовилась к такой возможности. - Потом уже другим тоном она проговорила: - Ты дал мне знать, что хочешь увидеться со мной по общественным делам. Это, должно быть, имеет отношение к пограничному кризису. Я полагаю, твой круач решил, что Западная Корона и Северная Орнезия должны объединится в защите Гесцерианского моря.
     Он робко кивнул и отвел глаза.
     Впереди, насколько хватало глаз, солнце сверкало на выгибающейся к небу линии берега. Группа итрианских шуатов пролетела под контролем пастуха и его ухотов. Вокруг скопления рифов сновали местные птероплеуроны.
     Море катило свои волны цвета индиго, завивающиеся наверху прозрачно-зелеными барашками, а пена, выбрасываемая ими на берег, была уже почти белой. Такая же пена вилась вокруг траулеров.
     Верхние склоны еще носили на себе следы светло-изумрудного ковра сузина. Цепкие его корни давали возможность выживать лишь немногим из других растений. Но более низкие склоны были возделаны.
     Здесь краснел итрианский властергрейн, защищавший землю и шедший на корм шуатам, в то время как плоды кокосовых пальм, манго, цитрусовых предназначались для людей Высокого Неба.
     Дул ветер, теплый, но свежий, насыщенный запахами соли и воды.
     - Я думала, было решено, что конференция "Птица с птицей" была бы полезна, - продолжала Табита. - Горным достаточно трудно понять морских, и наоборот. Но без помощи друг друга тяжело. Орнитоиды будут встречаться подобным образом, а? - Она подумала. - Тебе, конечно, следовало прилететь с делегацией. На твоей территории не много тебе подобных. Зачем было прилетать в одиночестве? Но из этого вовсе не следует, что ты не будешь радушно принят. И все же телефонный вызов.
     - Мы. Наш разговор мог бы затянуться, - сказал он. - Он мог бы длиться дни. - То, что ем

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio