Закопанный в СССР талант

28.01.21  >


27 января - день памяти холокоста. Музыка Холокоста

27.01.21  >


Сексуальные контрреволюции

26.01.21  >


Городские легенды и "страхи" Кишинева времен СССР и позже

25.01.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96455) Добавить сайт »   Сегодня: 28.01.2021


Андерсон, ПОЛ: Планета, с которой не возвращаются.

Главы: [ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 ]

Глава: 6


     Лоренцен знал, что к незнакомой планете нужно приближаться осторожно, но это знание было у него лишь теоретическим Впервые он принимал участие в таком приближении и испытывал легкое головокружение.
     Когда карты были готовы, приземлились четыре шлюпки с экипажем в сорок человек - остальные оставались на борту "Хадсона" на орбите. Фернандес на пути вниз покрывался потом: именно он выбирал посадочную площадку, и это будет его ошибка, если корабль опустится в болото или в район землетрясений. Но ничего не произошло.
     Именно в этом и было что-то тревожное - ничего не происходило. Они приземлились в нескольких километрах от Скамандра на широкой зеленой равнине, покрытой группами деревьев; края равнины скрывались в отдалении в голубой дымке. Когда прекратилась работа ракет, наступило молчание; трава, которую они подожгли при посадке, перестала гореть; люди через иллюминаторы напряженно всматривались в залитый солнечным светом мир снаружи.
     Химики и биологи были очень заняты. Им нужно проделать множество тщательных анализов - воздух, почва, образцы растений, доставленные роботами. Торнтон замерил радиацию и сообщил, что она безопасна. Наружу выставили клетку с макаками-резусами и оставили на неделю. В течение этой недели никто не выходил из шлюпок. Выходившие роботы при возвращении тщательно стерилизовались во входных люках. Остальным членам команды делать было нечего.
     Лоренцен погрузился в чтении микрокниг, но даже Шекспир, Йенсен и "Песня о людях с Юпитера" казались ему скучными. Остальные бродили без цели, перебрасывались словами друг с другом, зевали, спали и просыпались на следующий день с затуманенной головой. Открытых стычек в этой шлюпке не было, потому что здесь находился Гамильтон; но капитан часто яростно кричал через телеэкраны на экипажи других шлюпок.
     Фернандес потерял терпение. Он заявил Гамильтону:
     - Неужели вы так боитесь заболеть?
     - Боюсь, - подтвердил капитан. - Если эволюция на этой планете близка к земной, а похоже, что так оно и есть, здесь, несомненно, найдутся два-три микроба, способные жить в наших организмах.
     А я хочу вернуться домой на своих ногах. И хочу быть уверенным, что мы не занесем с собой этих микробов через люки.
     Хидеки и его группа доложили о результатах исследования растений: они очень напоминали земные, хотя росли чаще и стволы их были значительно прочнее. Некоторые их них ядовиты из-за большого содержания тяжелых металлов, но большинство вполне съедобно. Человек мог бы прожить, питаясь только дикой растительностью.
    Конечно,
    требовались
    дальнейшие исследования, чтобы определить, какие растения нужно употреблять для сбалансированной диеты.
     Большим событием была первая проба пищи с Троаса. Вкус был неописуем. Лоренцен подумал, насколько бессилен земной язык в передаче вкусовых и обонятельных ощущений - но тут был привкус имбиря, и корицы, и чеснока. Он улыбнулся и сказал:
     - Возможно, душа Эскофье вовсе не в раю; может быть, он получил специальное разрешение летать по Галактике и проверять, что можно съесть.
     Торнтон нахмурился, а Лоренцен вспыхнул - но как он может извиняться за шутку? Он ничего не сказал, но всякий раз, вспоминая этот инцидент, морщился.
     Гамильтон разрешил только половине людей есть эту пищу и весь следующий день наблюдал за ними.
     Снова и снова видны были животные; большинство из них маленькие; стремительными тенями мелькали они по краю выжженного пространства в густой траве; однажды показалось стадо больших четвероногих, похожих на пони: у них было чешуйчатое серо-зеленое тело, длинные волосатые ноги и безухая голова рептилии. Умфандума бранился от нетерпения, что не может ближе взглянуть на них.
     - Если рептилии развились здесь так далеко, - сказал он, - очень вероятно, что тут вообще нет млекопитающих.
     - Рептилии в ледниковый период? - скептически спросил Фернандес. - Не такие большие, мой друг.
     - О, строго говоря, не рептилии, но ближе к этому типу, чем земные млекопитающие. Здесь есть теплые и холодные сезоны, и у них, должно быть, теплая кровь и хорошо развитые сердца; но они определенно не плацентарные.
     - Это еще одно доказательство отсутствия здесь разумной жизни, - сказал Лоренцен. - Эта планета кажется открытой и ждущей людей.
     - Да... Ждущей. - Эвери говорил с внезапной горечью. - Ждущей шахт, городов, дорог, ждущей, пока холмы будут сровнены и равнины наполнены людьми. Ждущей наших собак, кошек, свиней, которые уничтожат бесконечное разнообразие местной жизни. Ждущей пыли, шума и толчеи.
     - Вы не любите человечество, Эд? - спросил Гуммус-луджиль сардонически. - Я думал, что ваша работа запрещает вам это.
     - Я люблю человечество в соответствующем ему месте... на Земле, - сказал Эвери. - Ну, ладно. - Он пожал плечами и улыбнулся. - Не обращайте внимания.
     - У нас достаточно своей работы, - сказал Гамильтон. - Не наше дело беспокоиться о последствиях.
     - Многие думали так в истории, - ответил психолог. - Солдаты, инквизиторы, ученые, сделавшие атомную бомбу. Ладно... - он отвернулся со в

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio