Закопанный в СССР талант

28.01.21  >


27 января - день памяти холокоста. Музыка Холокоста

27.01.21  >


Сексуальные контрреволюции

26.01.21  >


Городские легенды и "страхи" Кишинева времен СССР и позже

25.01.21  >

press-обозрение   объявления   контакты
  Интересные новости
  Знаменитости
  Анекдоты
  Гороскопы  new
  Тесты
  Всё о музыке
  Загадай желание !
  Аномалии
  Мистика
  Магия
  НЛО
  Библейские истории
  Вампиры
  Астрология
  Психология
  Твоё имя
  Технологии
  Фантастика
  Детективы
  Реклама на сайте
 
 
  Всего ресурсов : (96455) Добавить сайт »   Сегодня: 28.01.2021


Андерсон, ПОЛ: Планета, с которой не возвращаются.

Главы: [ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 ]

Глава: 7


     Телескоп покачивался, передвигаемый часовым механизмом. В поле его зрения внезапно появились какие-то фигуры. Сработало фотореле, и контур обратной связи направил телескоп на приближающиеся объекты. Когда они подошли поближе, вступил в действие сигнал тревоги - сирена заревела в спокойном воздухе.
     Фридрих фон Остен спрыгнул с койки, на которой дремал.
     - Liber Gott! - он схватил ружье, высвободил большой пистолет и выбежал из постройки. Другие люди высовывали головы, оторвавшись от своей работы, и торопились занять свои посты у огневых точек.
     Фон Остен добежал до командного пункта и, балансируя на краю траншеи, поднес к глазам полевой бинокль. Их было... да... восемь, они неторопливо шли к лагерю. Они еще слишком далеко, чтобы рассмотреть подробности, но солнце отражалось в мералле.
     Он взял микрофон интеркома и хрипло сказал:
     - Всем занять свои защитные позиции. Капитан Гамильтон здесь?
     - Я слушаю. Я на корме шлюпки N1. Они похожи на... разумных... не так ли?
     - Ja. Думаю, похожи.
     - Отлично. Оставайтесь на месте и держите их на прицеле, но стреляйте, только когда я скажу. Это приказ. Что бы ни случилось, стрелять только по моему приказу.
     - Даже если они начнут стрелять в нас?
     - Да.
     Сирена взревела по-новому. Сигнальные устройства! Общая тревога!
     Лоренцен бросился к отведенному для него месту. Лагерь был охвачен смятением, слышались крики, топот ног, пыль кружилась в воздухе и оседала на стволах оружия. Вертолет взлетел в воздух, чтобы охватить происходящее с птичьего полете.
     - Или с полета тетраптерусов? - подумал Лоренцен. - Здесь нет птиц. Это не наш мир.
     Он вошел в убежище. Здесь столпилась дюжина человек, неопытных в военном деле и собранных здесь главным образом для того, чтобы не мешали. Круглое красное лицо Эвери оказалось перед ним; лучи Лагранжа I, проходя через окно, делали его нечеловеческим.
     - Туземцы? - спросил он.
     - Да... похоже. - Лоренцен прикусил губу. - Их с полдюжины, идут пешком. Какого дьявола мы испугались?
     Из затененного угла выплыло длинное лицо Торнтона.
     - Нам нельзя допускать неосторожности, - сказал он, - давать им шансы. Мы не знаем, какими силами располагают эти... существа. Поэтому будьте "мудры как змеи..."
     - "...и кротки, как голуби", - закончил Эвери. - Но таковы ли мы? - Он покачал головой. - Человек все еще ребенок. И наша реакция... детская. Страх перед неизвестным. Со всей энергией, которой мы владеем, мы боимся. Это неправильно.
     - "Да Гама", - сухо напомнил Торнтон, - не вернулся. - Не думаю... туземцы, не знающие даже городов, не могут быть... ответственны, - сказал Эвери.
     - Но кто-то ответствен, - возразил Лоренцен. Ему стало холодно. - У них может быть оружие - например, бактериологическое...
     - Это детский страх, еще раз говорю вам, - голос Эвери дрожал. - Мы все когда-нибудь умрем. Надо встретить их открыто и...
     - И поговорить с ними, так? - улыбнулся Торнтон. - Как ваш лагранжианский, Эвери?
     Наступило молчание. Снаружи шум тоже затих, лагерь ждал.
     Лоренцен взглянул на свой хронометр. Он отсчитывал минуты: одну, две, три... время ужасно замедлилось. В кабине было жарко, жарко и пыльно. Он чувствовал, как пот струйками стекает по телу.
     Так прошел час. Затем послышался условный сигнал сирены:
     - Все в порядке... выходите... но сохраняйте осторожность.
     Лоренцен выскочил из убежища. Он оказался рядом с тем местом, где стояли чужаки.
     Полукруг людей с ружьями в руках ждал приближающихся чужаков. Впереди всех, выпрямившись, неподвижно стоял Гамильтон и смотрел на чужих лишенным выражения взглядом. Они тоже смотрели на него, и прочесть выражение их лиц тоже было невозможно.
     Лоренцен окинул их взглядом и принялся изучать детали. Он видел раньше фильмы о внеземных существах, и эти были не такими чуждыми, как многие из обнаруженных ранее - но все же какое потрясение - видеть их непосредственно перед собой. Он впервые по-настоящему осознал, что человек не уникален, что он не является чем-то особым в бесконечном разнообразии живых существ.
     Чужаки стояли на задних конечностях - ногах, передние казались непропорционально маленькими. Тяжелый, как у кенгуру, хвост уравновешивал тело и служил, вероятно, мощным оружием ближнего боя. Руки тонкие, гуманоидные, на руках четыре пальца, один из них противопоставлен остальным; каждый палец имеет лишний сустав и заканчивается острым синим ногтем. Головы круглые, уши с кисточками, плоские черные носы, заостренные подбородки, усы над широкими ртами с черными губами и длинные золотистые глаза. Они казались млекопитающими - тело их покрыто ровной серой шерстью, приобретавшей более темный цвет и образовывавшей маску вокруг глаз. Пол, вероятно, мужской, хотя Лоренцен не был в этом уверен: они одеты. На них свободные блузы и мешковатые брюки, по-видимому, сотканные из растительного волокна. На ногах что-то типа мокасин. На всех кожаные пояса, поддерживающие разнообразные сумки,

Перемещение по главе: « Назад  |  Далее »

Copyright (с) 2000-2021, TRY.MD Пишите нам: контакты Создание сайта - Babilon Design Studio